?

Log in

No account? Create an account

rosuznik


РосУзник. Помощь задержанным общегражданским активистам

http://rosuznik.org


Первое заседание по «Делу Четырёх» (вторая волна арестов в рамках Болотного дела)
rosuznik

518

24 апреля Замоскворецкий суд столицы приступил к рассмотрению по существу третьего уголовного дела о так называемых массовых беспорядках 6 мая 2012 г. Активист движения «Антифа» Алексей Гаскаров, национал-демократ Илья Гущин и гражданские активисты Александр Марголин и Елена Кохтарёва были задержаны почти через год после событий на Болотной площади. На данный момент, первые трое находятся в следственных изоляторах г. Москвы, Елена Кохтарёва — под подпиской о невыезде.

В числе нескольких десятков человек, пришедших поддержать обвиняемых, были также амнистированные фигуранты «Болотного дела» Владимир Акименков и Дмитрий Рукавишников. В зал впустили родственников и часть пишущей прессы, для остальных была включена прямая трансляция заседания.

Ко всеобщему удивлению, судья Сусина отклонила ходатайство адвоката Сидоркиной ввести в процесс Петрова Никиту Сергеевича как общественного защитника Гаскарова, поскольку «он не обладает юридическими познаниями». Для сравнения с «Делом Двенадцати», судья Наталья Никишина допустила к процессу почти всех общественных защитников, кроме супруги Сергея Кривова.

Излагая свою позицию, прокуроры подчеркнули, что военнослужащие были привлечены к охране митинга в соответствии с согласованным планом, а полицейские имели право требовать «прекращения противоправных действий». По версии обвинения, некая группа граждан начала призывать граждан к прорыву цепи полиции и выходу за пределы согласованного места проведения акции.

Елена Кохтарёва полностью согласилась с предъявленным ей обвинением и свою вину признала полностью. Цитата из обвинительного заключения гласила, что пенсионерка «взяла в руки неустановленный предмет и прицельно бросила его в неустановленного сотрудника полиции». Илья Гущин виновным себя не признал и добавил, что не понимает, на основании каких фактов следствие делает вывод о его причастности к делу, и откуда в заключении столько потерпевших.

Александр Марголин, как и Илья, вину не признал и заявил ходатайство о разъяснении обвинения, чтобы суд обязал прокуроров изложить обвинение надлежащим образом.
Марголин: «Имею право знать, в чём меня обвиняют. Прошу разъяснить, какие действия обвинение считает уничтожением имущества, и где здесь моя роль, а также какие именно зажигательные смеси использовались, и кто именно их использовал». В ответ суд пообещал, что конкретику Марголин услышит после судебного следствия.

Алексей Гаскаров признал часть обстоятельств, но остался несогласным с квалификацией, отрицая участие в прорыве оцепления и причинении повреждений. Гаскаров согласился с тем, что оттаскивал омоновцев, но в прорыве оцепления не участвовал и повреждений потерпевшему Ибатуллину не наносил.

Гаскаров: «Как только я видел, что между полицейскими и демонстрантами возникает конфликт, я разнимал их. Я потянул полицейского за руку, чтобы освободить пространство для людей.»

«Антифашист» Гаскаров подробно проанализировал, что такое «массовые беспорядки», приведя как наглядные примеры массовые акции начала 90-ых и события на Манежной площади в 2002 г. Алексей заявил, что его действия не были «массовыми», так как он находился в удалении от толпы, когда совершал инкриминируемые ему деяния.

Гаскаров: «Мои действия были спонтанными, они не угрожали общественной безопасности и не были направлены на причинение вреда полиции, действия которой носили провокативный характер. Бойцы вламывались в толпу и хватали людей, не предъявляя обвинения и не представляясь».

Судья закончила заседание со словами: ««Мне хочется надеяться, что мы будем работать в темпе и быстро рассмотрим дело!»

По внезапной иронии судьбы, следующее заседание состоится 6 мая в 14:00.