?

Log in

No account? Create an account

rosuznik


РосУзник. Помощь задержанным общегражданским активистам

http://rosuznik.org


Категория: общество

«Куда ни кинь, абсолютно идеальный человек". Ярослав Белоусов останется под арестом
rosuznik

Третье на сегодняшний день заседание по Болотному делу проходило по уже знакомой схеме и с примерно тем же составом участников. «Ну кто там следующий?» - буднично поинтересовалась судья Наталья Дударь, с той лишь разницей, что в «клетке» Степана Зимина сменил Ярослав Белоусов, а сторону обвинения представлял следователь Алексей Добарин. Присутствующие на суде активисты, среди которых был и Алексей Навальный, также подметили, что из зала исчез неизвестный – предположительно, сотрудник центра Э, - снимавший на видео два предыдущих заседания.

bel1

Фото Evgeny Feldman

Изрядно осунувшийся Ярослав, облаченный в свитер цвета фуксии (он активно подчеркивал его бледность), прошел в зал суда под аплодисменты группы поддержки. Суд начался со стандартных вопросов судьи: родился, учился, женился и т.д. По ходу допроса выяснилось, что пока Белоусов сидел в СИЗО, его ребенку исполнилось два года.

Затем следователь Добарин зачитал текст обвинения, ничем не отличающийся от того, что звучало на суде в Зимина и Барабанова, изменилась лишь фамилия подозреваемого. Слова звучали традиционные «насилие, неопасное для жизни», «может скрыться», «оказать давление на потерпевших» и т.д. В итоге Добарин попросил суд продлись содержание под стражей до 9 июня – в этот день как раз исполнится год с момента задержания. Прокурор с этим согласился и повторил доводы следователя.

Белоусов слушал все это со скептическим выражением на лице, и сразу дал понять, что иллюзиями себя не тешит: “Я осознаю, что меня сегодня не отпустят, но никаких рациональных оснований меня содержать под стражей нет”, - заявил он. Ярослав также напомнил, что является отцом малолетнего ребенка, имеет проблем со зрением, желудком и печенью.

Дальше сторона защиты попросила изменить Белоусову меру пресечения на домашний арест под личные поручительства, залог в 500 тыс. рублей. Поручителей у Белоусова оказалось несколько, включая депутата Госудмы от КПРФ Вячеслава Тетекина и декана факультета политологии МГК Андрея Шутова. Защита настаивала на том, что все разговоры о том, что Белоусов якобы продолжит заниматься преступной деятельностью – пустое сотрясание воздуха, никаких доказательств того, что он занимался такой деятельностью прежде, нет. Кроме того адвокат попросил приобщить к делу справки о состоянии здоровья материл Ярослава – у нее заболевание, граничащее с онкологией.

«Куда ни кинь, абсолютно идеальный человек", - так охарактеризовал своего подзащитного Дмитрий Аграновский и подчеркнул, что следствие не привело ни одной веской причины, почему мера пресечения должна быть именно арестом. Он также напомнил, что подал жалобу на арест Белоусова в ЕСПЧ и не сомневается в своей победе. “Вся его вина в том, что он бросил неустановленный предмет, при такой вине держать под стражей - позорить государство”, - считал Аграновский.

Далее судья Дударь в течение нескольких минут перечисляла все материалы дела, включая характеристики на Белоусова – все, как на подбор положительные. Была, в том числе, упомянута и написанная им курсовая - "Социальные сети, как инструмент массовых акций протеста в России". После чего удалилась на перерыв.

Вердикт стандартный – продление ареста. Каждому своя дата, чтобы получился ровно год с момента ареста. Для Ярослава эта дата 10 июня.

Материал подготовлен на основе твиттер-трансляций  @sssmirnov @zhuravleva @feldsparta4 @Shagirt @rod_ru @help6may

Метки:

Отчет о проделанной работе адвоката Дубровина
rosuznik

РосУзник 26.02.2013

144

В конце прошлого года, оценив свои расходы, мы поняли, что РосУзнику нужен «штатный» адвокат. Таким человеком стал Дмитрий Дубровин (адвокат Международной коллегии адвокатов №1 г. Москвы, регистрационный номер 77/11033). Теперь мы подводим первые итоги совместной работы.

У сотрудничающих с Росузником адвокатов есть две главные задачи: защита узников 6 мая и юридическая помощь гражданским активистам, которых полиция регулярно задерживает на всевозможных оппозиционных акциях.

Что касается Болотного дела, то Дубровин работает по нему в качестве одного из защитников Дениса Луцкевича. Это предполагает, в том числе, участие в адвокатских консультациях по выстраиванию общей линии защиты и опрос свидетелей, которые решили выступить на «Болотном процессе».

Кроме того, уже с декабря 2012 года Дубровин ведет в рамках РосУзника повседневную адвокатскую работу: консультирует гражданских активистов по административным делам (часть таких консультаций идет через электронную почту), представляет их интересы в ОВД и судах. Он помогал вызволять из ОВД Басманное участников акции у Соловецкого камня 15 декабря, а одним из первых заданий Дмитрия в рамках РосУзника стало адвокатское сопровождение во время обыска в квартире активиста «Солидарности» Юрия Набутовского и его допроса в следственном комитете.

В январе Дмитрий участвовал в двух «громких» процессах - они выделяются на фоне других административных исков, по которыми нам приходится работать.

Первое – это дело немецкого гражданина Кристофера Лауга, о котором мы уже подробно рассказывали. Его задержали 9 декабря во время пикетирования Госудмы против «закона Димы Яковлева». Дубровин представлял интересы Лауга на суде и смог добиться прекращения производства по «митинговой» и статье 20.2 ч.2. При сложившейся судебной практике такие победы – большая редкость. Кроме того Дмитрий представляет интересы других участников декабрьских пикетов у Госдумы – их, в отличие от Лауга, приговорили к штрафам, и теперь мы намерены обжаловать это решение.

Второе необычное дело - это так называемая «новосибирская Болотка». О ней мы, кстати, тоже уже писали. Суть дела в том, что задержанный 6 мая новосибирский активист Артем Щекин, который обвинялся по ч.1 ст.19.3 КоАП РФ во время судебного разбирательства решил подать встречный иск о признании действий сотрудников ОМОН и участкового полицейского незаконными. Основное разбирательство по этому поводу идет в Новосибирске, но допрос омоновцев проводился в Москве – в этом мероприятии как раз и участвовал адвокат Дубровин. Сейчас дело вернулось в Новосибирск, о его развитии мы будем сообщать у себя на сайте.

Кроме того, с декабря Дубровин является защитником активиста “Солидарности” Дениса Юдина - после того как 13 сентября в центре Москвы появился баннер с надпиью “Смерть узурпатору Путину!” против него возбудили уголовое дело по статье 213 (хулиганство).  Денис находится в статусе свидетеля, и его уже дваджы вызывали на допрос - оба раза его интересы представлял адвокат Вадим Кобзев. Третья встреча со следствием, на которой Дениса должен был сопровождать Дубровин, планировалась на 4 декабря, но была отменена по инициативе дознавателя Ломакиной.

На сегодняшний день Дмитрий продолжает работу по «Болотному делу», а также занимается оперативной помощью активистам на повседневной основе. Как и планировалось, его ежемесячный гонорар составляет 50 тысяч рублей. Наличие постоянного адваката позволятет нам экономить и при этом делает работу РосУзника более надежной. Напомним также, что единственным источником поступлений на адвокатский счет, с которого мы оплачиваем работу Дмитрия Дубровина и других наших адвкатов, являются добровольные пожертвования граждан.

P.S. Теперь Вы можете делать свои пожертвования РосУзнику не только через Яндекс-Деньги и Qiwi, но и через платежную систему PayPal, кнопка оплаты находится в оглавлении стартовой страницы сайта http://rosuznik.org/

Метки:

Интервью с ОМОНовцами, пострадавшими 6 мая на Болотной
rosuznik

Светлана Рейтер. Esquire. 25.10.2012 

Что не разрешают говорить омоновцам

В ходе подготовки этого материала были опрошены еще несколько сотрудников московского ОМОНа, но в процессе согласования их интервью пресс-служба ЦСН ГУ МВД Москвы изъяла из текстов ряд утверждений, в результате чего их смысл был искажен. Вот эти отрывки.

«Удальцов и Навальный сели на асфальт, среди людей началась паника, и специально обученные люди начали кричать: „Давайте пойдем на прорыв, на площадь!“ И мы побежали задерживать активных граждан. А как там разберешься, кто виноват?»

«Поймите, прежде всего нас волнует безопасность людей, мы не хотим насилия, действуем предельно гуманными методами. Мы любим нашу страну и наш народ. Во Франции на митингах по 15 полицейских на одного человека прыгают, бьют так, что мама дорогая. Если б нам так поработать дали — не дай бог, конечно, — то, может, люди бы и задумались о том, что если полицейского ударишь, то это может плохо кончиться. Но мы же понимаем, что в толпе пенсионеры, дети, женщины — бывает, беременные. Главный наш принцип — работать бережно, не допустить травм. На мосту, допустим, я лично видел, стояло четыре водомета, и их вполне хватило бы на то, чтобы смыть всю эту толпу в речку. Точно так же там стояли „Тигры“, где сидели люди, и у них резиновые пули. Но нам никто не дал команду: „Действуйте, как вас учат“. Чтобы не было травм. Там реально дети. Кто здесь работает, никто не хочет лишней крови».

«Люди не хотели идти через турникеты, они прорывали нашу цепочку — я не знаю, зачем. Может, были в них какие-то ростки намерений, а потом начали импровизировать».

«Мне кажется, рейтинг у нас хороший, население нас очень любит. Люди, которых мы встречаем на улицах и площадях, благодарят нас: «Спасибо, что вы есть, хоть маленько порядок наладился». Сотни таких случаев было. А было еще вот такое: помню, стою на пикете, подходит ко мне дяденька один и говорит: «Можете подойти к машине и напугать моего сына, а то он раскапризничался сильно?» Подхожу к машине. В ней сидит девочка восьми лет, держит на руках мальчика лет пяти. Я в окно заглядываю, и тут девочка как закричит: «Не отдам Димку!» Мальчик — в слезы. Его папа радостно пожал мне руку и горячо поблагодарил: «Спасибо вам большое, он никогда капризничать не будет!» А я ответил: «Не за что. Вот только я боюсь, что у вашего ребенка травма».

«Мы же такие же люди, тоже надеваем гражданку, (воспитаны в такой же стране) сделаны из такого же мяса».

Интервью с пострадавшими, но награжденными http://esquire.ru/omon