Category: происшествия

Статистика приговоров судов РФ по ч.1 ст.318 УК и ее проекция на "Болотное дело"

РосУзник 24.01.2013

"...недопустимо абсолютно рукоприкладство в отношении представителей органов власти. Вы наверняка относитесь с уважением к правовой системе Соединённых Штатов. Попробуй там руку в карман [засунуть] и вытащи что-нибудь – сразу пулю в лоб получите, без разговоров..." Цитата из пресс-конференция президента РФ Владимира Путина от 20 декабря 2012-го года.

В настоящее время производится уголовное преследование участников шествия и митинга на Болотной площади 6 мая 2012 года («Дело 6 мая», «Болотное дело»). Всего в качестве подозреваемых и обвиняемых по делу к ответственности привлечены 19 человек: в отношении Максима Лузянина вынесен приговор (4,5 года лишения свободы), 11 человек на данный момент находятся под арестом, 5 – под подпиской о невыезде, 1 – под домашним арестом, 1 – в федеральном розыске. Основные статьи, которые вменяются фигурантам дела – статья 318 ч.1 УК РФ (Применение на насилия в отношении представителя власти) и статья 212 ч.2, ч.3 УК РФ (Участие и призывы к массовым беспорядкам).

В данном исследовании хотелось бы подробнее остановиться на статье 318 ч.1.  "Применение насилия в отношении представителя власти":

Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей - наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

  1. Приговоры по ст. 318 ч.1 являются распространенными, только за два года опубликовано 5680 приговоров по данной статье, в отношении применения данной статьи наработана большая правоприменительная практика. В подавляющем большинстве приговоров действия подсудимых не имели под собой каких-либо политических мотивов.
  2. При вынесении приговора по ст. 318 ч.1 в 86,6% наказание не связано с лишением свободы (условный срок или штраф), в 3,7% случаев выносится приговор в виде отбывания срока в колонии-поселении, в 9,7% - в колонии общего или строго режима. При этом, при отсутствии у подсудимого предыдущих судимостей наказание, не связанное с лишением свободы, выносится в 97%, с отбытием в колонии-поселении – в 2% случаев, в колонии общего режима – в 1%, в колонии строго режима – 0%.
  3. Мера пресечения в 84% случаев избирается не связанная с содержанием под стражей (подписка о невыезде, обязательство о явке), в 16% - содержание под стражей. При этом, при отсутствии у подсудимого судимостей, мера пресечения, не связанная с содержанием под стражей, избирается в 95% случаев, содержание под стражей назначается в 5%.
Заключение:

По результатам проведенного исследования вынесенных приговоров по статье 318 ч.1 можно заключить, что применение насилия в отношении представителя власти, несомненно, является уголовным преступлением (если требования представителя власти были законными, и в его действиях не было состава преступления или нарушений инструкций) и требует наказания. Однако, согласно законам Российской Федерации и сложившейся правоприменительной практики, в подавляющем большинстве случаев (в 97%) при привлечении к ответственности ранее не судимых лиц данное наказание не связано с лишением свободы, а наказание в виде реального срока с отбытием в колонии общего режима назначается в 1% случаев. Кроме того, в 84% случаев обвиняемым по этой статье избирается мера пресечения, не связанная с содержанием под стражей, для ранее несудимых этот процент - 95%, т.е. в отношении ранее несудимых обвиняемых арест как мера пресечения избирается только в 5% случаев.

При этом такая правоприменительная практика не приводит «к развалу правоохранительной системы России» или к возмущениям или отказу сотрудниками полиции исполнять свои служебные обязанности.

«Дело 6 мая», которое послужило поводом для проведения данного исследования, является крайне политизированным, в отношении происходивших во время шествия событий искусственно нагнетается обстановка, связанная со столкновениями участников шествия и сотрудников полиции и ОМОНа. В СМИ и интернете создается искусственное ощущение того, что за рукоприкладство в отношении сотрудника полиции (даже без учета событий, которые способствовали данному рукоприкладству и возможных нарушений закона и должностных инструкций со стороны сотрудников полиции) обвиняемый должен получить крайне строгое наказание, обязательно связанное с лишением свободы. Однако, согласно сложившейся в России правоприменительной практике – это не так. В 86,6% случаев выносимое по ст.318 ч.1 наказание не связано с лишением свободы, а при отсутствии у подсудимых судимостей этот процент – 97% (напомню, что практически все обвиняемые по «Делу 6 мая» ранее не судимы, Максим Лузянин имеет погашенную судимость от 1998-го года).

Применение насилия в отношении представителей власти требует юридической оценки и требует уголовного наказания (в случае, если действия сотрудников полиции также были всесторонне рассмотрены, оценены и в их действиях не обнаружено состава преступления). Однако очень бы хотелось, чтобы при вынесении приговоров фигурантам «Дела 6 мая» суд руководствовался законами Российской Федерации и сложившейся в Российской Федерации правоприменительной практикой, а не законами других стран, в частности США, обывательским преставлением об этих законах и мнением, что в США при общении с полицией любой может получить «пулю в лоб», чьими бы ни было распоряжениями «размазать печень митингующих по асфальту», нагнетаемым в СМИ мнением и истерией или политической целесообразностью. Наряду с охраной безопасности сотрудников полиции справедливое и независимое рассмотрение дела в суде, при соблюдении всех законов и с учетом сложившейся правоприменительной практики, является основой всей государственной системы любой страны, живущей в правовом поле.